Клуб
Исследователей
Укреплённых
Районов

 

Фронт, которого не было. Экспедиция под Черкассы.




 

Десятки, сотни километров траншей и ходов сообщений. Пулемётные гнёзда, глубокие блиндажи, землянки. Опорные пункты, оседлавшие крутые высоты и державшие под прицелом окрестные долины и дороги. Линия укреплений, которые измотали бы любого противника, дорогую цену вынужденного заплатить за их захват.
Но ни один пехотный батальон не занял эти опорные пункты. Солдаты не стояли за брустверами полнопрофильных траншей, пулемёты не выглядывали из огневых точек и ни одного выстрела не раздалось на этих холмах.
Противники так никогда и не сошлись в боях за эти окопы.
Это - фронт, которого не было.




Особенность фортификации в том, что стремясь обезопасить себя от врага, приходится тратить уйму сил и средств на укрепления, которые могут никогда не пригодится. Про один из таких примеров это повествование.

Первая мировая война, 1915-й год, конец лета. Русская армия, ещё весной сброшенная с Карпатских хребтов, медленно но верно отступает на восток. Оставлены Галиция, Польша, Волынь, в армии не хватает винтовок, патронов и почти нет снарядов для пушек. Резервов немного и их нечем вооружать - по всему миру покупаются винтовки, которые страны считают возможным продать - преимущественно снятые с вооружения и ржавеющие на складах старые винтовки.
На юго-западном фронте линия боёв приближается к Ровно, Тернополю и Збручу, русское командование вполне серьёзно допускает, что неблагополучное развитие событий заставит предпринять дальнейший отход русской армии, вплоть до Днепра.

В августе 1915 года отдаётся распоряжение о начале строительства оборонительных рубежей в уездах Киевской и Подольской губерний, для прикрытия имеющихся и новопостроенных на Днепре переправ в Киеве, Каневе, Черкассах.
В сентябре-октябре 1915 года фронт окончательно стабилизировался, так как окончательно выдохлись и австро-венгры с немцами. Армии стали зарываться в землю и опутываться колючей проволокой.

Строились оборонительные рубежи и в глубоком тылу. Итогом большого "летнего испуга" стало то, что русское командование, отдав приказ о строительстве укреплений для защиты Днепровских переправ, приняло оригинальное решение - строить тыловые рубежи не от фронта в глубину, а от Днепра к фронту.

И за сотни вёрст от фронта закипела работа...
С осени 1915 года и до весны 1916, до самого начала Брусиловского прорыва, полевые укрепления строились под Киевом, Трипольем, Мироновкой, на Роси, под Черкассами и во многих других местах. Местное население и сапёрные команды под руководством военных инженеров, под дождями и снегом, полгода рыли траншеи и блиндажи, создавая оборонительные рубежи.

Черкасское предмостное укрепление (тет-де-пон) прикрывало собственно Черкассы, полукольцом проходя от Мошногорского кряжа, через сосновые леса над Ирдынью к Белоозерью и далее по Тясьмину, выходя опять к Днепру.
Фото - вид на долину Тясмина, по полям и тянулся рубеж Черкасского тет-де-пона. Вдали - Черкасский "Азот".


Но были построены и рубежи, вынесенные вперёд от Черкасского предмостного укрепления. Один из них - укрепления у Гуляйгородка и Плескачовки.
В ходе небольшой экспедиции довелось проследить около 30 километров траншей и ходов сообщений - остатки некогда развитой линии обороны, занявшей господствующие высоты над местными долинами и балками.
Высота на фото - один из опорных пунктов первой линии.


Здесь создавалась не просто линия траншей, а развитая в глубину оборона, состоящая как минимум из двух линий обороны, проходящих друг от друга на расстоянии 1-2 километров. Да и сам передний край, из-за сложной, пересечённой местности, представлял собой далеко не простую линию обороны.

Этот распадок простреливался перекрёстным огнём с трёх сторон. Вид от места траншеи.


Рощица в центре кадра - остатки опорного пункта второй линии.


Кольцевые опорные пункты, соединённые между собой боевой траншеей или ходами сообщения, с отводами в тыл и отсечными траншеями, с блиндажами в тылу и многочисленными землянками у самой траншеи - всё это производит впечатление и сейчас, спустя 97 лет после постройки этих сооружений.


Вырытые в глинистом, крепком местном грунте, стенки траншей во многих местах сохранили свою крутизну, и глубина траншей до сих пор нередко достигает роста человека.


Стремление обеспечить защиту занимающим траншеи пехотинцам на этих позициях видно очень хорошо.
На прямолинейных участках сохранились траверсы, разделяющие траншеи на секции длиной по 15-20 шагов.


Так строили стрелковые окопы-траншеи в Первую мировую - если снаряд попадал в траншею, то траверсы не давали разлететься взрывной волне и осколкам вдоль окопа. Конечно, все, кто был между траверсов в секции, куда попал снаряд, гибли и были ранены, но соседи за траверсами уже не страдали от этого снаряда.


Траншеи были полного профиля и стоя на дне её, стрелять можно было только в небо. Для стрелков устраивали ступеньку-банкет в передней стенке. Поднявшись на неё стрелки вели огонь через бруствер. Сохранились даже и маленькие траверсы, делившие этот банкет на групповые ячейки. Тоже устроено для лучшей защиты стрелков от разлетающихся осколков.


На соединяющих опорные пункты участках траншея часто сделана зигзагом, проходя по клону так, чтобы можно было его обстреливать.


Однако крутизна склонов часто такая, что вести огонь можно только по подступам к своим позициям. Ближайшие сотни метров можно обстреливать, только если встать на бруствер во весь рост.
Поэтому в основном расчёт обороны сделан на взаимный перекрестный огонь соседних опорников, прикрывающих подходы друг к другу. Осюда и широкое применение выступающих перед линией обороны позиций, занимающих выступы над балками.


Множество маленьких землянок-укрытий сделано за траншеей.
А в тылу опорных пунктов вырыты громадные котлованы для блиндажей.


Фигура в котловане блиндажа - для масштаба.


Всё обустроено согласно требованиям наставлений о постройке полевых сооружений. Рассчитанные на размещение внутри до 30-40 человек (взвод пехоты), блиндажи обязательно имели два входа. Вид на входы в блиндаж.


Но как оказалось, этот рубеж остался недостроенным. Во многих местах траншеи резко обрываются или только намечены, благо следы трассировки в глинистом грунте сохранились неплохо. Землянки и блиндажи часто отрыты не полностью, а также только намечены.
Группа деревьев на склоне выросла в котловане взводного блиндажа.


Нигде не осталось ни одного следа применения деревянной обшивки стенок траншей и землянок - ни проволочных стяжек, ни крепёжных скоб, ни гвоздей.


Была сделана хорошая заготовка будущей позиции, но до обустройства её дело так и не дошло. Можно предположить, что начатый позже основного Черкасского тет-де-пона, этот рубеж с началом Брусиловского прорыва оставили в том виде, как остановились работы.


На других рубежах, если верить мемуарным описаниям, позиции были обшиты деревом, блиндажи обустроены и даже были установлены проволочные заграждения перед передним краем обороны.

Однако по своему назначению эти позиции практически никогда не были использованы. Линия фронта Первой мировой так к Днепру и не докатилась, и хотя немцы и австро-венгры всё-таки дошли до Днепра и намного дальше, оборону тут никто уже не занимал.
Гражданская война, прокатившаяся по этим местам в 1919-20 годах, старые позиции проигнорировала - события в этих краях сложились так, что не до окопов было.  Да и недалеко совсем был Холодный Яр со своими порядками...

Во время боёв 1941 года, советская оборона под Черкассами лишь местами смогла использовать старые окопы, так как была устроена не по их линии, да и продержалась относительно недолго.
Возможно, в ходе освобождения Черкасс и боёв в этих местах в 1943-44 годов кое-где старые окопы пригодились, но носило это ситуационный характер.

Сейчас от старых позиций хотя и остались ещё многие десятки километров траншей, но в основном это жалкие остатки былой мощи. Всё, что было на полях - давно зарыто и распахано.
Трудно поверить, что поперек этой дороги от балки до балки располагался мощный опорный пункт - ключ от всей позиции на ближайшие километры.


На крутых склонах вода медленно, но верно делает своё дело, промывая из старых траншей овраги.


А луговые травы покрывают бывший и ненужный опорный пункт. Может быть, самое лучшее ему применение.


Тихий, спокойный и очень красивый край.



Создан 03 июл 2013



  Комментарии       
Всего 1, последний 2 года назад
Zoller41 01 сен 2014 ответить
15 Лет катаюсь по этим местам. Мошногорье, Юрьева Гора, Гуляй-Городок тот что над Тясмином.
Позиции действительно пустые,кое где в районе Билозирья встречаеться на бруствере колючка в три жилы. Лес между Дубиевка и Белозирье,огромные блиндажи выкопаны. В одном из них нашел кирку-мотыгу. Вот вобщем то и все.
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
Яндекс.Метрика